Кибернетизация.ру - Тематический портал о кибернетике и компьютерах.
Главная · Статьи · Форум · Веб ссылки · ПоискДекабрь 11 2017 23:35:22
Навигация
Из истории развития человечества и компьютера
История развития кибернетики
Компьютеризация и общество
Кибернетизация отдельных отраслей
Компьютеризация учебного процесса
Компьютер в искусстве
Кибернетизация, армия, спецслужбы
Искусственный интеллект
Виртуальный мир
Наши партнеры
Интересное
Голосование
Глобальная компьютеризация - хорошо это или плохо?

Да, за компьютерами и технологиями будущее! Я "за"!

Это, конечно, хорошо, но не в глобальных масштабах

Комьютер - зло!

Не знаю, не задумывался...

А что это такое?

Для участия в опросах вы должны залогиниться.
Темы форума
Новые темы
За роботами будущее?...
НЕТ компьютерам и те...
Без компьютера никак...
Впечатления, советы ...
Обсуждаемые темы
За роботами будущ... [2]
Без компьютера ни... [2]
НЕТ компьютерам и... [1]
Впечатления, сове... [0]
Сейчас на сайте
Гостей: 1
На сайте нет зарегистрированных пользователей

Пользователей: 107
Посетитель: frans19757
Гость
Имя

Пароль



Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Последние статьи
Навстречу кометам...
Радиоуголок, детекто...
Генерал железных до...
Первый королевский а...
Техника и биология...
Первый поляк в космо...
Таинственный шифр...
Исследователь Сибири...
Великий Тыльман...
Для мастериц на все ...
Метод получения фосф...
Великий мастер корол...
Барометр
Глиссер
Электронные кубики...

Первый королевский архитектор
Доминико Мерлини был по проис­хождению, как об этом свидетельствует хотя бы его фамилия, итальянцем. Од­нако, прожив и проработав почти пол­века в Польше, он стал поляком по собственному выбору и таковым счи­тал себя до конца жизни. Мерлини родился 22 февраля 1730 года в не­большой местности Кастелло на берегу озера Лугано, в Северной Италии. Двадцати лет от роду он попал в Поль­шу и поселился в Варшаве. Здесь он обратил на себя внимание и быстро стал известным архитектором.
В 1761 году тридцатилетний Мерли­ни уже был придворным архитектором и оставался им до самой смерти. Он занимал этот почетный пост сначала при дворе Августа III, а потом, с 1764 года, — яри дворе последнего польско­го короля Станислава Августа. В 1773 году он был назначен также архитек­тором Речи Посполитой. В его обязан­ности входил надзор за всеми архи­тектурно-строительными работами в государственных зданиях, руководство их ремонтом. Наряду с этим Мерлини строил резиденции для польских ма­гнатов. На протяжении своей продолжитель­ной деятельности он сочетал в себе две черты-, был не только великолепным художником и зодчим, но и отличным строителем, обладавшим немалыми техническими познаниями. Он проек­тировал и строил очень много, причем большинство сооруженных им зданий относится ко времени правления Ста­нислава Августа. Поскольку самые главные объекты он построил именно для этого короля, его часто называли архитектором короля Станислава. Ос­новные его постройки созданы в Вар шаве, и Мерлини по справедливости считают одним из ведущих варшавских зодчих, одним из создателей архитек­турного облика этого города.
Многие работы королевского архи­тектора, а среди них — большинство самых важных в его творчестве, — это были не новые здания, а перестроен­ные. Однако каждое из них он так пе­ределал, что его можно смело считать совершенно новым и оригинальным сооружением. Это были преимуще­ственно жилые здания, как правило, дворцового характера.
Мерлини применял не­сколько характерных эле­ментов, которые именно благодаря ему получили распространение в поль­ской архитектуре. Напри­мер, для сооружаемых на узких варшавских улицах магнатских домов он раз­работал композицию фа­сада, которая со време­нем стала типовой для современного городского дома в эпоху польского классицизма.
Вторым характерным элементом, введенным придворным архитекто­ром короля Станислава Августа в польскую архитектуру , был портик с колоннами, под которым находился парадный подъезд. Мерлини не был первым, кто исполь­зовал этот прием. Портик с колонна­ми, заимствованный из древних хра­мов, был введен в современную архи­тектуру великим мастером возрожде­ния Андреа Палладио. Мерлини же первым обратился к портику в поль­ской архитектуре.
Он строил портик в двух вариантах: включен­ным в здание и приста­вленным к нему снаружи. Особенно этот второй ва-риаит приобрел позднее благодаря Мерлини боль­шую популярность и по­лучил широкое распро­странение. В конце XVIII и начале XIX веков на всей территории тогда­шней Польши выросли тысячи дворцов, особня­ков, усадьб, домов горо­жан и даже придорожных трактиров с портиками и подъездом с колоннадой. С этого момента портики и колоннады у подъезда надолго стали характер­ной чертой польского зод­чества. Точно так же, как у каждого из нас есть свой почерк, только ему присущий, по которому легко его узнать, так и всякий художник пользуется ха­рактерными для него изо­бразительными средства­ми. По иим можно с боль­шой степенью вероятно­сти, а иногда и наверня­ка, определить, что та­кая-то статуя — дело рук такого-то скульптора, а та­кое-то здание построил именно тот, а не иной ар­че.». .^ хитектор.
И Мерлини можно в проектированных им по­стройках узнать по его любимым деталям и ар­хитектурным орнаментам, которые он часто применял, так часто, что они служат как бы его подписью на здании. Особенно он любил баля-синные балюстдом* (балясины — это невысокие фигургцнстшШики, иногда резные, поддершпясжие перила ограждений). Оя *МЙШ украшать ими фасады своих зданий, а иногда и ин­терьеры. Другой элемент, которым охотно пользовался Мерлини, — консоль, т.е. подпорка карниза, балкона и т.д. Та­кие консоли вместе с обрамлением окон бывали нередко единственным наружным украшением зданий, по­строенных Мерлини. Своды и потолки залов он украшал, как правило, кессо­нами — декоративными углублениями правильной формы. Больше всего Мер­лини любил растительный орнамент. Верхушки колонн и консоли он укра­шал листьями, стены, двери и зеркала обрамлял ветками лавра, а в кессонах помещал не только розы, как это при­нято по традиции, но и пучки дубовых листьев. Все это было, разумеется, ма­стерски вырезано в камне или сделано из гипса, причем внутри помещений эти украшения часто покрывались по­золотой.
Таковы были излюбленные приемы Мерлини. А теперь расскажем о соору­женных им постройках". По подсчетам биографов Мерлини, таких построек — осуществленных и оставшихся толь­ко в проекте — было в общей сложно­сти около пятидесяти. По назначению их можно подразделить на несколько групп: дворцовые постройки, здания общественного назначения, театраль­ные здания, храмы, здания разного наз­начения. Среди дворцовых сооружений особо­го внимания заслуживают те, которые были самыми важными во всем твор­честве Мерлини и которым он обязан своей славой и выдающимся местом в истории польской архитектуры. Сюда относятся прежде всего помещения варшавского Королевского замка. Эти великолепные по своей форме и убран­ству интерьеры Мерлини создавал дву­мя этапами. Первый, завершенный в 1776 — 1777 годах, включал королев­скую спальню и приемный зал.
Во вторую очередь (1780 — 1785 го­ды) были построены Ансамблевый. Рыцарский и Тронный залы.
Вслед за замковыми постройками на­до назвать великолепные здания в вар­шавском парке Лазенки. Самое цен­ное среди них — летняя резиденция короля Станислава Августа, дворец в Лазейках. Он расположен чрезвычай­но живописно между двумя прудами, в связи с чем его называют также Дворцом на воде. Здесь впервые Мер­лини применил обе разновидности пор­тика с колоннами, о которых шла речь выше. В Лазенковском парке он по­строил также еще до Дворца на воде Белый домик и Охотничий дворец.
Из других дворцов Мерлини (а их было более двадцати) нам хочется на­звать дворец в подвар-шавской местности Яблон-на, построенный для бра­та короля Михала Поня-товокого, и дворец для королевского камергера Томатиса.
Из возведенных по про­ектам Мерлини и пере­строенных зданий обще­ственного пользования прежде всего следует ска­зать о библиотеке при Ко­ролевском замке, постро­енной в Варшаве в 1779 — 1785 годах и называе­мой Станиславской би­блиотекой. Это здание с великолепным и монумен­тальным интерьером слу­жило как бы связующим
звеном между замком и «Дворцом под жестяной крышей», который также был в свое время резиденцией князя Юзефа Понятовокого. Кстати говоря, за несколько лет до этого (в 1766 году) Мерлини перестроил интерьер и этого дворца.
Третья группа объектов, сооружен­ных Мерлини, — это театры. Он раз­работал проекты нескольких зданий, предназначенных для театральных спектаклей и зрелищ. Среди «их сохра­нился прекрасный театр в здании Ста­рой оранжереи на территории Лазе-нок. В этом театре частым гостем бы­вал король Станислав Август.
Мерлини составил проекты девяти храмов, а вернее, часовен разной вели­чины. Однако не все его проекты были осуществлены. Из числа реализован­ных заслуживают внимания: часовня в Королевском замке, небольшой ко­стел ордена базилиая в Варшаве и ча­совня в лазенковском дворце.
И наконец, к пятой группе построек Мерлини принадлежат, в частности, две в варшавских Лазенках: так назы­ваемая Большая официна (здесь нахо­дились кухонные и жилые помещения, а несколько десятков лет спустя — школа младших офицеров) и круглая водонапорная башня, построенная по образцу древнего мавзолея. Предста­вляет интерес также резиденция рус­ского митрополита при костеле в Вар­шаве — прототип многоэтажного жи­лого здания в стиле классицизма.
Мерлини работал очень много, вплоть до 1790 года, пока ему позволя­ло здоровье. Он скончался в 1797 году в Варшаве, где провел большую часть своей жизни и для которой работал на протяжении сорока лет.
Созданным им постройкам не суж­дено было простоять долго. Почти все из них постигла трагическая судьба. В XIX веке несколько из них сгорело, а многие были перестроены. Обе миро­вые войны привели почти к полному разрушению чуть ли не 1всех построен­ных архитектором сооружений. Огром­ный ущерб причинила вторая мировая война, особенно Варшаве, которую гитлеровцы почти сравняли с лицом земли. Королевский замок прекратил свое существование, дворцы в Лазен­ках, Яблонне, Круликарне были сож­жены, аналогичная судьба постигла и другие постройки.
Однако через тридцать лет после за­вершения самой страшной из войн почти все творения Мерлини были за­ботливо восстановлены. И снова ими восхищаются варшавяне и все гости столицы. Самое красивое, пожалуй, из всех его творений — Дворец на воде вместе с другими лазенковскими по­стройками дает свидетельство велико­му таланту и утонченному вкусу их создателя. То же можно сказать и о Станиславской библиотеке, над кото­рой уже снова возвышается восстано­вленный Королевский замок. Еще не­много, и воссозданные с необыкновен­ной тщательностью его Станиславские залы вновь станут памятником славы польского архитектора Доминико Мер­лини.

Опубликовал admin 0 Комментариев · 2334 Прочтений · Для печати
Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Пожалуйста залогиньтесь для добавления комментария.
Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.