Кибернетизация.ру - Тематический портал о кибернетике и компьютерах.
Главная · Статьи · Форум · Веб ссылки · ПоискОктябрь 19 2017 08:19:57
Навигация
Из истории развития человечества и компьютера
История развития кибернетики
Компьютеризация и общество
Кибернетизация отдельных отраслей
Компьютеризация учебного процесса
Компьютер в искусстве
Кибернетизация, армия, спецслужбы
Искусственный интеллект
Виртуальный мир
Наши партнеры
Интересное
Голосование
Глобальная компьютеризация - хорошо это или плохо?

Да, за компьютерами и технологиями будущее! Я "за"!

Это, конечно, хорошо, но не в глобальных масштабах

Комьютер - зло!

Не знаю, не задумывался...

А что это такое?

Для участия в опросах вы должны залогиниться.
Темы форума
Новые темы
За роботами будущее?...
НЕТ компьютерам и те...
Без компьютера никак...
Впечатления, советы ...
Обсуждаемые темы
За роботами будущ... [2]
Без компьютера ни... [2]
НЕТ компьютерам и... [1]
Впечатления, сове... [0]
Сейчас на сайте
Гостей: 1
На сайте нет зарегистрированных пользователей

Пользователей: 107
Посетитель: frans19757
Гость
Имя

Пароль



Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Последние статьи
Навстречу кометам...
Радиоуголок, детекто...
Генерал железных до...
Первый королевский а...
Техника и биология...
Первый поляк в космо...
Таинственный шифр...
Исследователь Сибири...
Великий Тыльман...
Для мастериц на все ...
Метод получения фосф...
Великий мастер корол...
Барометр
Глиссер
Электронные кубики...

Великий мастер королевского искусства
Четыре века тому назад жил и работал самый знаменитый -польский алхи­мик и один из прославленных в Европе того времени алхимиков, уважаемый и ценимый (так же, как выдающийся врач и всесторонний естествоиспыта­тель) на многих королевских дворах Михал Сендзивой из Окурска, Льготы и Буковицы (так он называл себя), из­вестный за границами Польши как Ми­хаэль Сендзивогиус Полонус.
Своей известностью Сендзивой был обязан прежде всего огромным позна­ниям в области алхимии, которую на­зывали королевским искусством. Его считали человеком, познавшим все са­мые сокровенные тайны алхимии, рас­крывшим секрет «философского кам­ня», умевшим превращать неблагород­ные металлы ,в золото. Так думали о нем современники, такая слава шла о нем и в позднейшие века. Эта вера упрочалась благодаря тому обстоятель­ству, что даже еще в XVIII веке люди верили, будто путем таинственных пре­вращений («трансмутаций») можно по­лучить золото. Об этом свидетельствует хотя бы история с немецким ал­химиком Иоганном Фридрихом Бётгером, которому саксонский электор и польский король Август II Сильный приказал получить искусственным пу­тем золото. Бётгер не сумел выполнить королевский наказ, но зато впервые в Европе получил белое «золото» — драгоценный фарфор.
Распространению легенды о Сендзивом способствовали во многом те, кто в позднейшие века, занимаясь этой за­гадочной личностью, видел в нем пре­жде всего всесильного алхимика. Вот, например, на известной картине, напи­санной знаменитым польским художни­ком Яном Матейко, Сендзивой пока­зывает взволнованному королю Сигиз-мунду III золото, только что получен­ное из какого-то металла в присутствии короля.
Кем, собственно говоря, был Сендзи­вой? На этот вопрос нелегко дать од­нозначный ответ. Его личность по сей день вызывает споры среди историков культуры и науки. В этом нет ничего удивительного, поскольку судьба этого человека была действительно непро­стой.
Сендзивой был родом из небогатой шляхетской семьи, в своей жизни он поднялся на вершины славы. После учебы в Краковской академии он от­правился за границу для совершенство­вания знаний. Сендзивой был челове­ком чрезвычайно энергичным, он очень много путешествовал, побывал, и то не раэ, во многих странах: Италии (Рим, Падуа, Неаполь. Вене­ция), Испании, Франции, Бельгии, Англии, России, Германии (во многих го­родах) и Чехословакии.
Сендзивой обучался во многих самых известных по тем временам "универ­ситетах, познакомился с рядом выдающихся уче­ных и мыслителей. Из­вестный и высокоцени-мый при многих королев­ских и княжеских дворах тогдашней Европы, он занимал почетные долж­ности: секретаря и посла польского короля Сигиз-мунда III, советника трех очередных императоров из династии Габсбургов: Рудольфа II, Маттиаса и Фердинанда II.
Судьба не всегда была одинаково ласкова к Сен-дзивому. Он познал не только вкус славы, но и горечь падения. А все из-эа того, что он обладал якобы секретом превра­щения неблагородных ме­таллов в золото. Расска­жем поподробнее об этой стороне деятельности ал­химика, опираясь на све­дения, оставленные этно­графом и историком Зи-гмунтом Глогером, кото­рый жил на рубеже XIX и XX веков.
Когда современник ко­роля Сигизмунда III сак­сонский электор Христиан бросил в тюрьму алхими­ка Сетона, утверждавшего, что он по­стиг тайну изготовления золота, и му­чил его пытками, желая разведать се­крет, именно Сендзивой похитил якобы Сетона из заточения и увез его в Кра­ков, где тот вскоре скончался после пе­режитых страданий. Перед смертью Сетона Сендзивой попытался выведать у него секрет «трансмутации», однако безуспешно. Сетон подарил ему только одну унцию (около 30 граммов) чудес­ного порошка — «философского кам­ня», которого было достаточно для превращения 5 000 унций (около 15 кг) свинца в чистое золото. Сендзивому было этого, по всей вероятности, мало. Он женился на вдове Сетона, чтобы вместе с ней унаследовать остальной «философский камень» скончавшегося алхимика.
Позднее о Сендзивом узнал король Сигизмунд III Ваза, сам увлекавшийся алхимией, и пригласил его в Вавель-ский замок. Здесь Сендзивой в присут­ствии короля получил якобы несколько раз золото из свинца, что подтвердил в своих записях секретарь супруги ко­роля Марии Людвиги Гонзаги. Один из таких алхимических сеансов пред­ставил на своей картине Ян Матейко.
Сендзивой повторил затем свои опы­ты в присутствии императора Рудоль­фа II в Праге. Подобные превращения удалось проделать якобы и самому императору, получившему от Сендзи-вого немного «философского камня». Восхищенный император приказал по­местить в стене Градчанского замка, в том зале, где проводились опыты, ме­мориальную доску с надписью «Fa-ciat hoc quispiam alius, quod fecit Sen-divogius Polonus», что означает: «Пусть кто-нибудь другой сделает то, что сде­лал поляк Сендэивой».
После этого, «й* ЯРввшает Глогер, Сендзивой неЮЯИфве: вррш пребывал в Вюртемберге ЩШ Шфе курфюрста Фридриха. Здесь егб ©бсыпали вся­ческими почестями. Местный алхимик Мюленфельс, завидовавший Сендзиво­му, прибегнув к хитрости, схватил Сен-дзивого и заточил его в темницу, от­няв у него предварительно «философ­ский камень». Жена Сендзивого, узнав об этом, обратилась с просьбой о помощи к королю Сигизмунду III и им­ператору Рудольфу II, которые посла­ли- Фридриху Вюртембергскому про­тест, требуя освобождения польского алхимика и привлечения к ответствен­ности виновника его заточения. Кур­фюрст Фридрих освободил Сендзивого и приказал повесить Мюленфельса на виселице, которая была в три раза вы­ше обычной и покрыта'., поддельным золотом. Это происходило в 1607 году. Глогер пишет далее, что Сендзивой, лишившись своего сокровища — «фи­лософского камня», восемнадцать лет пребывал в полном забвении, по всей вероятности, пытаясь найти секрет его получения. Вот, пожалуй, и все о деятельности Сендзивого, как ее опи­сывает Глогер, опираясь на сведения и рассказы о знаменитом польском ал­химике, кружившие по Европе на про­тяжении двух с половиной столетий. Ограничиваясь только ими, Глогер во­обще не упоминает о работах Сендзи­вого в области практической, «опыт­ной» алхимии, а здесь достижения и заслуги его гораздо больше и стоит уделить им внимание. Сегодня, кроме историков науки, мало кто знает об этом.
Сендзивой был автором нескольких трактатов, среди которых наиболее из­вестны два: «Двенадцать трактатов о философском камне» и «Новый хими­ческий, свет». Этот второй трактат, впервые опубликованный в 1605 году, был переиздан тринадцать раз и пере­веден на многие языки (в том числе немецкий, французский и русский). Как из этого вытекает, труды Сендзи­вого пользовались большой популяр­ностью, хотя и написаны они чрезвы­чайно трудным, эа/путанным языком, содержат множество алхимических ал­легорий, понятных только посвящен­ным в тайны алхимии.
Некоторые свои работы Сендзивой подписывал псевдонимами или ана­граммами (анаграмма — это своеоб­разный псевдоним, образованный в ре­зультате перестановки букв или слогов фамилии). Поэтому, а также из-за то­го, что в рассуждениях Сендзивого можно было разобраться с большим трудом, в позднейшие эпохи ему при­писывалось много таких вещей, к кото­рым он не имел отношения, а в то же время ему отказывали в авторстве его открытий, гипотез и некоторых трак­татов.
Несмотря на это, сегодня не подле­жит сомнению, что Сендзивого ни в коей мере нельзя рассматривать толь­ко как алхимика-шарлатана, обманы­вавшего себя и других обещаниями по­лучить «философский камень» и ис­кусственное золото. Известно, что он высоко ценил методы практической ал­химии того периода и был одним из пионеров, как на те времена, ее науч­ных основ. О том, насколько он был убежден в практических возможностях искусства алхимии и увлечен ими, сви­детельствуют его собственные слова, сказанные в 1604 году.
«Изобрело ныне искусство такие утонченности, что с трудом еще боль­шие ты мог бы найти, и столь отлично оно от искусства древних философов (алхимиков), как часовых дел мастер от обычного кузнеца... Если бы восстал из могилы ныне сам отец философов Гермес или тонкого ума Гебер вместе с Раймундом Луллием, то не филосо-
фами бы считали их наши химики, а школярами, ибо неведомы им были бы сегодня простые дистилляции, каль­цинации и многие другие дела, кото­рые люди нынешнего века изобрели и скомбинировали».
Собственно говоря, неясно, учитывая приведенные выше слова, следует ли считать Сендзивого еще алхимиком или уже химиком. Относясь с полным почтением к взглядам крупнейших по тем временам авторитетов в области философии и естествознания, он реши­тельно отвергал все сверхъестественные силы и ничем необоснованные отвле­ченные рассуждения — спекуляции, ко­торыми на протяжении веков была пронизана традиционная алхимия, на­зываемая спекулятивной. Единствен­ным источником знания, условием и критерием истины он считал опыт. Сви­детельством тому могут служить сло­ва, относящиеся к тому же 1604 году-. «Опыт, — писал он, — один и един­ственный учитель истины». Эти взгля­ды и методы научного анализа резуль­татов экспериментов позволили из­вестному польскому алхимику сфор­мулировать много верных и очень сме­лых для его эпохи гипотез, а также со­вершить интересные открытия. Вот са­мые важные из них.
Сондзивой за полтора с лишним ве­ка до английского естествоиспытателя и химика Джозефа Пристли теорети­чески открыл содержащуюся в воздухе «пищу жизни» — кислород. Сендзиво­го следует также считать провозвест­ником связанной с этим открытием хи­мической теории сгорания и дыхания, разработанной и доказанной также
полтора с лишним века спустя осново­положником современной химии зна­менитым французским ученым Антуа-ном Лавуазье. Сендзивой упорядочил также металлы, принимая за основу систематики их химическую актив­ность.
Перед лицом этих достижений Сен­дзивого меркнут его рассуждения на тему «философского камня» и поиски способа «трансмутации» различных ме­таллов в золото. Имея в виду эти до­стижения, надо, пожалуй, совсем по-другому взглянуть на польского алхи­мика, чем это делали Ян Матейко и Зигмунт Глогер.

Опубликовал admin 0 Комментариев · 2585 Прочтений · Для печати
Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Пожалуйста залогиньтесь для добавления комментария.
Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.